Чай

34014106546_aecb4134d8_h

В чашке дрожал чай, кутаясь в черепичное одеяло, все вздыхал: остыну ведь совсем, а она не идет…
Я пробовала прикрыть его нежное, жасминовое тело рукой — обжигала пальцы и тут же убирала.
Казалось, что еще чуть-чуть и умрет.
Мне не было его жаль, но не бросать же…
А он целовал мои губы и все злился, торопился нырнуть в меня с головой, скользя на языке в опасной близости от спуска.
Но я вдруг испугалась.
Зачем ему быть так близко? Пусть стоит на столе.
Но он не понимал, почему я так медлю, ему казалось, что он с каждой прожитой секундой все безвкусней и скоро станет совсем не нужным.
А еще его раздражали остальные пачки чая на полке: они же все ненатуральные, — кричал он, — и точно хуже меня.
Я не спорила. Хотя вон тот земляничный мне давно уже нравился, но как-то не случилось. Подхожу я к нему… и вижу, ну, не любит он меня. Я развернулась и ушла. Долго думала, все примеряла что-то… потом подумала, что все решено, но сама не могла с этим согласиться. Ждала чего-то, хотела, искала, рисовала на полях непрочитанной книги, смотрела в окно и злилась…

А жасминовый тем временем остыл.