Бззз

jRj-nJ6nwX0

/Маленькие пчелки живут в маленьких пионах и пахнут солнцем.  Бззззз…./

 

Отличный потолок,- думала я, лежа вверх ногами на кухонном полу на даче, — и почему только папа решил его снова поменять?

Я не люблю ремонты. Я не люблю перемены. Особенно не глобальные. А так…

— Потолок переделаем и, наверное, перекрасим стены в гостиной, а то как-то слишком мы забросили дачу. Как ты считаешь?

Я считаю, что и так все просто отлично. И дачу забросили только вы, а я здесь периодически появляюсь и даже живу. В этих мелких переделках что-то вечно теряется. Я люблю поваляться на полу, сложив ноги на кухонные стены. Странная привычка, скажете вы. Но у всех бывают свои маленькие слабости. Только представьте: валяешься ты такой весь на деревянном, прогретом солнцем полу в джинсах и майке и чувствуешь, как спина утопает в сосновом запахе и тепле, а ты чертишь разные замысловатые узоры пяточками, глядя на потолок, состоящий из маленьких древесных дощечек, которые сами собой образуют лабиринты, и слушаешь музыку… И появляется очень странное и сильное ощущение того, что ты остался один на всем белом свете, все потеряло смысл, осталось только неуловимое чувство счастья дома. Вообще-то обычно, пока я вот так валяюсь и занимаюсь масштабным ничегонеделаньем, в саду кипит жизнь: мама накрывает стол в беседке к чаю, расставляет наш походный желтый сервиз, нарезает испеченный ею же пирог с дикой малиной, а папа качается в гамаке, изредка раздавая ценные указания маме по поводу правильной нарезки дико-малинного пирога… Но не сейчас. В этот раз, кроме музыки и меня, нет никого и ничего.
Какое глупое слово — «взрослость». По-моему, оно означает единственное «работать-работать-и еще раз работать». И как бы тебе не нравилось то, чем ты занимаешься, свободного времени от этого не прибавляется. Но это ничего. Ну, правда, ничего, когда ты знаешь, что у тебя будут какие-то выходные, пусть совсем небольшие, и ты проведешь их так, как будто слово «взрослость» никогда не наступало… и ты едешь… А пока едешь, представляешь себе, как вернешься в свой незыблимый мир, состоящий из сосен и дома, гамака, разговоров, звона чашек, смеха. А родители куда-то уезжают… И ты приезжаешь к ним, чтобы забрать их в свой маленький уютный мирок, а они собирают чемоданы. Мама суетится и ищет шляпу с огромными полями, и у нее совсем нет времени что-то спросить, но она спрашивает:

— Ты, наверное, уже решила, куда поедешь в свой отпуск и с кем? Мы вот с папой тоже решили выбраться, как всегда, в Ялту..Если вы будете рядышком, то приезжайте к нам, мы остановимся там же, где в прошлом году, — она все это говорит скороговоркой, но ответа не ждет.

Я молчу, а она суетится. Папа, который терпеть не может собирать вещи, бродит рядом и неторопливо ищет солнечные очки в надежде, что нетерпеливая мама его быстренько отругает и соберет и его чемодан тоже.

— Ты, наверное, попрощаться?

— Ага… Вас провожу и поеду, наверное, на дачу съезжу на пару дней.

Мама нашла шляпу, и собирает папин чемодан, папа делает вид, что ищет очки.

Я лежу вверх ногами на кухонном полу на даче и не вижу лабиринтов, только потолок, которого скоро не станет.